Тайна пятого правительства Азербайджана

Официальная карта Азербайджанской Демократической Республики, представленная МИД АДР на Парижской мирной конференции 1919 года

Советский Баку как антитеза кемалистской Анкаре

Азербайджанская демократическая республика (АДР), столетие которой будет торжественно отмечаться в мае этого года, просуществовала всего 23 месяца. За это время в ней проработало пять составов правительства, которое почему-то в советской историографии ошибочно именовали мусаватистскими, хотя в действительности партия «Мусават» никогда не правила в «чистом виде». Несмотря на свою прежде всего международную известность и определенную популярность, она всё же не являлась в Азербайджане доминирующей партией. Поэтому все кабинеты министров носили коалиционный характер, они были сформированы из представителей нескольких сил на основе негласного договора.

Более того, предусматривалось обязательное участие в составе правительства представителей этнических меньшинств. Так, к примеру, в четвертом кабинете пост министра без портфеля занимал представитель армянской партии «Дашнакцютюн» — Амаспюр, министра просвещения и вероисповедания — кумыкский князь Рашид-хан Капланов, а министра призрения — от русско-славянского общества Кленовский. При этом в пяти составах правительства четко просматривается доминирование представителей азербайджанского карабахского клана. Историк Руфат Халил пишет по этому поводу следующее:

Совет Министров АДР 4-го состава. Декабрь 1919

«За всё время существования независимого Азербайджана наличие многочисленных политических партий в парламенте и постоянная борьба между ними делали положение правительства крайне неустойчивым. Постоянные и длительные правительственные кризисы из-за личных и межпартийных раздоров, отсутствие сильной, дисциплинированной политической группы с решительными и твердыми руководителями, способными подчинить всех своей воле, не давали правительству укрепить административный аппарат и заняться спокойной, нормальной государственной работой, в частности такой важнейшей задачей, как подготовка обороны страны. Места и должности заполнялись не по достоинству или умению, а по протекции, кумовству и подкупам; каждое лицо, занимавшее более или менее важный пост, чувствовало себя самостоятельным и неограниченным властителем и окружало себя толпой прихлебателей, родственников и «своих» людей. Для самого правительства и всего административного аппарата характерным являлось «полнейшее незнакомство и неумение вести созидательно-административную работу». Во многом это объяснялось высокой степенью коррупции центральной и местной администрации. В частности, отставка правительства Хойского в феврале 1919 года произошла из-за крупного коррупционного скандала, разразившегося в связи с расхищением урожая зерна 1918 года и злоупотреблениями с бязью на фабрике Тагиева».

Это в целом. А сегодня мы обращаем внимание на пятый и последний кабинет министров АДР, который в апреле 1920 года сдал власть большевикам. Потому что в современной новой азербайджанской историографии допускаются приемы передергивания фактов и серьезных недоговоренностей. Итак, 22 декабря 1919 года парламент утвердил состав пятого правительства в следующем составе:

Председатель Совета министров — Насиб-бек Усуббеков, «Мусават»;
Министр внутренних дел — Мамед Гасан Гаджинский; «Мусават»;
Министр иностранных дел — Фатали-хан Хойский, беспартийный;
Министр юстиции — Халил-бек Хасмамедов, «Мусават»;
Министр народного просвещения — Гамид Шахтахтинский, «Иттихад»;
Министр торговли, промышленности и продовольствия — Рашид Капланов, «Эхрар»;
Министр труда и земледелия — Ахмед-бек Пепинов, социалист;
Министр почт и телеграфа — Джамо Гаджинский, социалист;
Государственный контролер — Султан Меджид Гаиизаде, «Иттихад»;
Военный министр — Самед-бек Мехмандаров, беспартийный;
Министр путей сообщения — Худат-бек Мелик Асланов, беспартийный.

Именно этот кабинет вынужден был принимать ультиматум делегации большевиков во главе с Гамидом Султановым, выступавшей от имени ЦК Компартии Азербайджана, Бакинского бюро крайкома РКП (б) и президиума «рабочей конференции». Они потребовали уступить власть партии большевиков в течение 12 часов. В этой связи специальная комиссия парламента АДР предложила премьер-министру Усуббекову оставить Баку и переехать в Гянджу для организации там сопротивления. Однако эта инициатива почему-то не нашла поддержки у собравшихся. После по итогам голосования депутаты приняли постановление о передаче власти Азревкому. Естественно, что в таких условиях вставал вопрос не столько о политической, сколько о личной судьбе членов правительства. Намеревались ли они покинуть Баку? Да, если верить телеграмме, которую Оржоникидзе отправил Ленину из Баку:

«Весьма активную роль в пользу революции в Баку сыграли турецкие аскеры и офицеры, отряд которых пресек правительству возможность бежать из Баку».

Но якобы существует и другой документ, на который ссылаются азербайджанские историки — директива, данная командованием Красной армии, которая указывала «на недопустимость для наиболее видных руководителей АДР возможности живыми выбраться из Азербайджана». Будто бы «было четко прописано, что они не должны удалиться дальше Кюрдамира», и эта «директива выполнялась неуклонно». А что же в действительности? Баку удалось покинуть Усуббекову, который в мае 1920 года был убит неизвестными лицами. Как рассказывал автору один из близких родственников последнего губернатора Гянджи Рафибекова, бывшего премьера убили простые крестьяне с целью грабежа, не подозревая, с кем имеют дело. В Тифлис удалось выбраться Хойскому, где его убили 19 июня 1920 года. Утверждается, что так с ним свели счеты дашнаки. Но как в первом, так и во втором случаях, к ним Красная Армия или органы ЧК не имели никакого отношения. Остальные члены пятого правительства не подверглись со стороны коммунистов гонениям, они работали с госучреждениях советского Азербайджана и даже советской России.

Фатали-хан Хойский

Это при том, что в первые годы советизации Азербайджана там произошло около 200 антиправительственных выступлений в разных частях страны. Под каток репрессий, которые охватили тогда весь СССР, они попали в 1937—1938 годы. Но это уже другая история. А в приведенном нами сюжете скрывается интригующая историческая тайна, которую еще предстоит разгадать исследователям. На наш взгляд, многие ответы могут быть найдены при изучении специфики советизации Азербайджана в свете выстраиваемого тогда альянса Москва — Анкара. Пока у автора складывается ощущение того, что советизация Азербайджана тогда проводилась как антитеза кемалистской Турции, появившейся после развала Османской империи и с учетом фактора возможного сосуществования и противостояние в 1920-х годах двух близких по потенциалу тюркских политических элит: «новой» азербайджанской и «новой» турецкой. Московские большевики вели крупную игру на Ближнем Востоке, действуя в Азербайджане тонко и осторожно. Конечно, до поры до времени, как и Кемаль в самой Турции. Что из этого вышло, сегодня мы знаем многое, хотя далеко не все.

Станислав Тарасов

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2410411.html

Input your search keywords and press Enter.