Вопросы армян Западной Армении

  • by Western Armenia, 04 декабря, 2023 in История
85 просмотры

С 9 января 1918 года в Брест-Литовске возобновляются мирные переговоры. Главой российской делегации  был Лев Троцкий, который всеми силами пытался выиграть время, надеясь, что в Германии и Австрии скоро произойдет революция.

Революция никак не начиналась, требования Германии становились все более жестокими и унизительными.

Ленин и Троцкий были вынуждены заявить, что "Революционные массы Европы не пришли нам на помощь, поэтому продолжение войны неизбежно".

В начале января по Кавказу распространяется информация, что Турция хочет заключить отдельное соглашение с Закавказским комиссариатом.

"Мшак" предупреждал, что Турция может начать наступление весной, и, поскольку национальные воинские части не были сформированы, это могло иметь катастрофические последствия.

Даже если бы национальные воинские части могли защитить границы Кавказа, защита Турецкой Армении была бы практически невозможна.

"Несомненно, что спасение Армении находится под угрозой, и, вероятно, она будет передана Турции либо правительством Ленина-Троцкого, либо Закавказским комиссариатом" - пишет газета.

Переговоры с "Независимым Кавказским правительством"

3 января 1918 года командующий Кавказским фронтом Илья Одишелидзе сообщил, что командующий турецкой армией на Кавказском фронте Вехиб-Паша предложил начать переговоры с "Независимым Кавказским правительством". 

4 января комиссариат рассматривает турецкое предложение : Гегечкори сообщает, что турки готовы заключить мир с Кавказом. В результате обсуждения комиссариат заявляет, что они являются временным органом, у них «нет мнения» по этому вопросу, и они возлагают ответственность за принятие решения на наземный центр.

Гегечкори также сообщает, что представитель российской делегации генерал Вышинский использовал фразу «Независимое Кавказское правительство» во время переговоров о прекращении огня, чем сейчас пользуются турки. В результате бурного обсуждения они решают сообщить туркам, что готовятся принять участие в Учредительном собрании, где и будет решаться вопрос примирения.

Рамишвили отмечает, что в случае нарушения режима прекращения огня «У них нет возможности воевать с турецким правительством, поэтому ответ должен быть составлен таким образом, чтобы не дать туркам повода нарушить перемирие и привести к потере демократии на Кавказе».

«Через несколько дней после подписания перемирия Вехиб Паша направит новое обращение командующему Кавказской армией Одишелидзе, сообщив, что Энвер-паша будет рад узнать, каким образом можно восстановить отношения с независимым Кавказом.

Совет рабочих, военных и крестьянских депутатов ответит на наживку Энвера - "Независимый Кавказ".

Мы являемся частью Российской республики, мы можем вести переговоры с вами о мире после решений, которые должны быть приняты Учредительным собранием (Аствацатур Хачатрян, Восточно Армянские и турецкие дипломатические отношения, 30 ноября 1917  - 30 октября 1918, Ереван, 1920.

Опубликовано в 2010 году в Ереване.

15 января Закавказский комиссариат направляет Вехибу ответ :

"Господин генерал,в связи с содержанием послания главнокомандующего Энвера паши закавказские власти просят вас быть уверенными в том, что комиссариат полностью солидарен с главнокомандующим османскими войсками,

в его гуманистическом стремлении как можно скорее восстановить взаимно желаемые примирительные отношения между двумя странами".

В письме комиссариат информировал Энвера, что им также необходимо провести переговоры с другими автономными правительствами Российской республики, чтобы положить конец войне, поэтому он просил дать ему время.

"Закавказское правительство надеется, что трехнедельный перерыв не затруднит вас подождать,господин  генерал.

Пожалуйста, будьте уверены в моем превосходном уважении к вам" - так заканчивалось письмо Энверу, подписанное Гегечкори.

Татары с нетерпением ждали турок

Несмотря на то, что Закавказье выступало как единое целое, было очевидно, что цели армян, грузин и татар существенно различались.

Если турецкое вторжение однозначно означало уничтожение армян, то татары с нетерпением ждали турок.

Грузины также не испытывали особых опасений по поводу возможного турецкого вторжения.

"Если говорить о том, что татары хотели бы  владычества, было бы преувеличением, но можно смело сказать, что они хотели бы успеха  в Тачка Айастане и их покровительства как им самим, так и Закавказью.

Это в корне противоречило армянским чаяниям и целям.

Грузины не хотели бы покровительства,

но чтобы сделать вес армян в Закавказье незначительным, возжелали бы, чтобы таджики отобрали у армян Тачка Айстан, в этом направлении через шурина командующего Кавказским фронтом Вехиба-Паши Одешелидзе они бы распоряжались тем, чем нужно"- писал Рубен Тер-Минасян.