О мыслях, навеянных телесериалом «Демон революции»

О крайне противоречивой личности Александра Львовича Гельфанда (Парвуса), образ которого выведен режиссером Владимиром Хотиненко в телесериале «Демон революции», специалистами написано немало исторических монографий и статей. В СССР, ныне в России, его имя временами то всплывало, то уходило в тень в зависимости от политической конъюнктуры. Как пишет один российский историк, «западные ученые создали о нем несколько биографических работ, у нас же о Парвусе пока никто подробно не писал, хотя контуры жизнеописания этого человека проступают в общих трудах».

Значительно раньше о Парвусе вспомнили в Турции. По разным причинам. Сначала в начале 1970-х годов, когда в стране наблюдался заметный рост социал-демократического движения, потом в момент попыток ускорить процесс европейской модернизации. После прихода к власти Партии справедливости и развития, когда Турции стала клониться в сторону исламизма и реанимировала идеи неоосманизма, турецкие исследователи стали внимательно и с новых позиций анализировать идеи, которые Парвус продвигал в Османской империи, сотрудничая на протяжении нескольких лет с журналом «Тюрк юрду». Самое интригующее в том, что в Турции сторонники определенных идейно-политических течений находили и продолжают находить у Парвуса идеи и аргументы, подкрепляющие их позиции.

Недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «нынешнему поколению есть чему поучиться у султана Абдул-Гамида II», который, по его словам, «был великим реформатором, проницательным государственным деятелем», но стал «жертвой многочисленных спекуляций и обвинений». Абдул-Гамида называют «кровавым султаном». В этой связи Эрдоган высказал удовлетворение тем, что в Турции «растет число научных публикаций, посвященных той эпохе, из которой мы должны хорошо усвоить уроки». Султан был свергнут с престола в условиях недовольства германским влиянием в Османской империи. Но в конечном счете власть взяли в свои руки такие прогерманские лидеры, как Энвер, Талаат, Джемаль, Назым, Джавид со своими приближенными и единомышленниками, обеспечившие участие Османской империи на стороне Германии в Первую мировую войну. И все это пришлось на период пребывания Парвуса в Константинополе.

«В середине дня 7 января 1915 года к порталу императорского посольства Германии в Константинополе на бульваре Аяц-паша позади роскошного дворца Долмабахче, подъезжает сорокапятилетний мужчина с большой головой и высоким лбом мыслителя, — так начинает свою монографию о Парвусе австрийский историк Элизабет Хереш. — Его принимает посол Конрад Фрайхерр фон Вангенхайм. Для него Парвус не был незнакомцем. Задолго до того, находящийся в Османской империи длительное время немецкий парламентер Макс Циммер порекомендовал его послу для личной беседы». Впрочем, опытный германский дипломат, хорошо ориентирующийся в коридорах власти Османской империи, мог принять Парвуса и без рекомендаций, ведь он не первый год находится в Константинополе, слывет социалистом, финансирует издание одной национальной турецкой социалистической газеты, консультирует членов османского правительства, является учредителем собственного банка и имеет даже личную резиденцию на престижных Принцевых островах.

Интрига скрывается в том, как Парвус появился в Османской империи. Этот сюжет крайне запутан. Турецкий историк Асым Караомерлиоглу, изучавший стамбульские архивы, выстраивает следующую версию. Сначала Парвус в составе группы социалистов из Второго Интернационала в 1909 году принимает участие в конгрессе в Салониках, который проводит публицист Авраам Бенароя, ставший потом одним из основателей социалистической (потом коммунистической) партии Греции и Всеобщей конфедерации рабочих Греции. Эта партия на выборах 1908 года получила возможность быть представленной в меджлисе Османской империи. В 1910 году Парвус переезжает из Европы в Константинополь, где при содействии депутата османского меджлиса из Салоников Влахова и румынского социалиста Раковского был представлен влиятельным и авторитетным лицам партии «Единение и прогресс».

Есть и другая версия, согласно которой Парвус, будучи литературным агентом Максима Горького, присвоил себе гонорар писателя за постановку в Германии пьесы «На дне», за что был предан партийному суду и исключен из рядов германской и российской социал-демократии. После чего он вынужден был искать прибежище сначала в Вене, а затем в Константинополе. На наш взгляд, эту версию следует считать побочной, скорее прикрывающей истинные причины появления в Османской империи Парвуса. Пожалуй, больше прав Карл Радек, писавший, что Парвуса привлекла свершившаяся в 1908 году в Османской империи так называемая младотурецкая революция, которую он считал возможным новым толчком к «развитию революционного движения после поражения русской революции 1905 — 1907-х годов». Помимо этого, он предвидел начало Первой мировой войны и вовлечение в нее не только Османской, но и Российской с Австро-Венгерской империй, их развал, а затем переход, как он писал, к «пролетарской революции».

 

Но, как утверждают турецкие историки, Парвус за все время своего пребывания в Османской империи с 1910 по 1915 год, выступая в таких известных турецких газетах и журналах, как «Танин» (Тanin), «Бильги Междмуасы» (Bilgi Mecmuası), «Младотурки» (Jeune Türk), «Тюрк юрду» (Türk Yurdu), «Ичтихат» (İçtihat) «Тасвири Ефкяр» (Tasvir-i Efkar), пишет в основном только на экономические темы. Во время пребывания в Турции он издает книгу и две брошюры. В своей книге «Жизненные артерии Турции: долги и реформы Османского государства» развивает идею о том, что «Турция должна высвободиться из оков европейской эксплуатации, это возможно только при условии освобождения экономики от османских долгов и эксплуатации европейским капиталом». При этом Парвус прекрасно оценивает геополитические угрозы, стоящие перед Османской империей и, как пишет турецкий историк Караомерлиоглу, «считал, что Константинополь устоит только в случае падения Москвы». Похоже, что Парвус разделял мнение младотурок, которые выдвигали лозунг — «сначала спасти государство, а потом преобразовывать его».

Об этом периоде жизни Парвуса доподлинно известно крайне мало, большая часть информации относится к разряду слухов, домыслов, предположений. Доподлинно известно, что именно в Константинополе он «неожиданно» разбогател. По мнению Радека, удалось достигнуть этого тем, что Парсус «вошел во всякие сношения с русскими и местными и первые миллионы заработал на поставках в Турцию продовольствия из России и оружия во время Балканских войн 1912 — 1913 годов». При этом историки не располагают достоверными сведениями о том, что Парвус пытался «революционизировать Османскую империю», хотя по всем признакам, как писал историк русского зарубежья Георгий Катков, «Парвус находился в системе и действовал по поручению, а не только по собственному почину». Всего этого не мог не знать Конрад Фрайхерр фон Вангенхайм, когда принимал Парвуса.

Посол Германской империи внимательно рассматривал посетителя, когда тот заявлял, что «Российская демократия может достигнуть своей цели только через окончательное свержение царизма и расчленение России на мелкие государства», а «Германия не будет иметь полного успеха, если ей не удастся вызвать в России большую революцию». Он также внимательно выслушал слова Парвуса и о том, что на Кавказе «забастовочное движение можно разжечь «только в Баку и в области добычи нефти», что после призыва турецкого правительства к «священной войне» против России «царское правительство больше не сможет открыто полагаться на поддержку мусульман», но вместе с тем утверждал, что «на христиан Кавказа — грузин и армян, сыгравших активную роль в революции 1905 года — исламская риторика никакого влияния иметь не будет, а потому последних придется организовывать против царизма при помощи российских социал-демократов».

 

Некоторые историки утверждают, что уже в Турции в 1911 году Парвус стал германским агентом. Однако германский посол в Константинополе в телеграмме от 8 января 1915 года представлял Парвуса иначе: «Известный русский социалист и публицист д-р Гельфанд, один из лидеров последней русской революции, который эмигрировал из России и которого несколько раз высылали из Германии, последнее время много пишет здесь, главным образом, по вопросам турецкой экономики. С начала войны Парвус занимает явно прогерманскую позицию». Посол также поделился «о необыкновенно дружелюбной позиции по отношению к немцам» и «особых заслугах», которыми в последнее время отличился доктор Парвус. Имелись ли при этом в виду усилия Парвуса, подтолкнувшие турецкое правительство вступить в войну на стороне Германии против России, или что другое?

Об этом ничего не известно. 8 января 1915 года, на следующий день после переговоров в императорском посольстве Германии в Константинополе Парвус покинул Османскую империю уже навсегда. Впереди его ждали новые приключения, но это уже другая история.

Читайте развитие сюжета: Телевизионная подноготная о русской революции: многие хотят быть Парвусом

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2342321.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

от Éditeur