Иран может стать локомотивом регионального развития

 Станислав Тарасов, 25 Октября 2016, 19:43 — REGNUMВизит президента Ирана Хасана Рухани в Армению состоится в ближайшее время. Об этом сообщил пресс-секретарь иранского министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касеми, сделав при этом любопытное политическое ударение. Комментируя связи Тегерана и Еревана, он, в частности, сказал: «Отношения Ирана с северными соседями хорошие. Если не считать Россию, то Армения является единственным христианским соседом Исламской республики».

Договоренность о поездке Рухани была достигнута в ходе посещения в феврале нынешнего года Тегерана министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном. Но тогда сроки не были установлены. И сейчас Тегеран заявляет о «ближайшем времени», посылая ясные сигналы Еревану и не только ему. Предпосылки к тому все созданы. В августе Ереван заявил, что работает с Ираном над планом по созданию Свободной экономической зоны между двумя странами. По словам армянского министра экономики Арцвика Минасяна, «планируемая зона будет способствовать расширению отношений между Ираном и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) — региональным экономическим блоком во главе с Россией». Тогда же две страны объявили об отмене визового режима, что, конечно, способствует повышению многосторонних связей между ними. Готовится модернизация финансовых систем Армении и Ирана, а также расширение объемов товарооборота в результате разработки и реализации важных проектов, что в прошлом было невозможно из-за применения экономических санкций по отношению к Тегерану.

В свою очередь посол России в Армении Иван Волынкин, обращаясь к участникам международной промышленной выставки EXPO-RUSSIA ARMENIA 2016 plus IRAN, приуроченной к годовщине вхождения Армении в ЕАЭС, констатировал, что создаются предпосылки для формирования в Иране новой точки регионального экономического роста, а соглашение о зоне свободной торговли с учетом расширения торгового сотрудничества России и Армении с Ираном «принесет богатый урожай». Тегеран взял курс на то, чтобы стать региональной экономической сверхдержавой и региональным экономическим локомотивом. Предполагается, что в течение ближайших 10 лет темпы роста иранской экономики составят не менее 3,5%. По оценке западных экспертов, иранская экономика уже наиболее диверсифицированная на Ближнем Востоке, что может обеспечить стране с богатым природными ресурсами статус экономической супердержавы к 2025 году. От этого выигрывает Армения, как член Евразийского союза и своеобразный мост между Ираном и Россией в ситуации, когда рано или поздно иранская политика на Ближнем Востоке и в Закавказье будет претерпевать модернизацию.

Экономический рост касается не только повышения благосостояния народа. В соседней Турции такой рост разбудил ностальгию по имперскому прошлому. Но и Персия являлась в свое время мощной региональной империей, ее дрейф в сторону реанимации прежней геополитической истории не исключен, что во многом объясняет некоторые нынешние особенности иранской политики в Закавказье, особенно по части выстраивания стратегического мышления в отношениях с Арменией и Азербайджаном.

Регион Большого Ближнего Востока подвергается явной трансформации, одну из ключевых ролей в переформатировании может сыграть Закавказье, что ставит большие вопросы перед Азербайджаном. В феврале 2016 года президент этой республики совершил визит в Тегеран. К тому времени Иран стал выходить из режима санкций, было очевидно, что геополитические преимущества, которыми располагал Азербайджан до того в регионе, исчезают. Баку ранее выражал недовольство тем, что Тегеран не присоединился к блокаде Армении и активно поддерживал с ней торгово-экономические и политические связи. В новых условиях добиться изменения иранской позиции тем более невозможно, а подключение Еревана к региональным экономическим проектам с участием Ирана становится только вопросом времени. К тому же Иран всегда настороженно относился к азербайджано-турецкому альянсу — но именно политика Армении и нагорно-карабахский конфликт ослабляли возможности более широко развернуться в регионе Баку с Анкарой. Поэтому президенту Алиеву дали понять в Тегеране, что появляются новые правила игры в сфере экономического и политического сотрудничества, в которых выделялась главная роль Тегерана.

Именно в таком контексте воспринимаются многочисленные взаимные визиты президентов Азербайджана и Ирана, подписание документов относительно развития взаимоотношений в различных областях. Однако не стоит их переоценивать. Когда появился железнодорожный проект, связывающий юг Азербайджана и север Ирана (Астара-Иран), в Баку предложили назвать его «поражением Саргсяна в борьбе за Персидский залив», поскольку Ереван не делал секрета из стремления через Иран выйти к Персидскому заливу. Но Тегеран параллельно говорил о двух проектах, исходя из своих интересов, внешне сохраняя равновесие между Азербайджаном и Арменией. И вот Иран уже не желает достраивать свою часть железной дороги Решт-Астара. А бакинские СМИ задаются вопросом о том, что мешает Тегерану завершить строительство, и высказывают предположение о грядущих в регионе «неких изменениях».

Можно вспомнить, как Азербайджан блокировал ратификацию турецким парламентом Цюрихских протоколов октября 2009 года, предусматривавших нормализацию отношений с Арменией и открытие границ. От этой игры с Баку в отношении Еревана отказался Тегеран. Когда появились сообщения о визите Рухани в Армению, депутат азербайджанского парламента Захид Орудж призвал иранского президента объявить о его отмене по причине «оккупации армянами азербайджанских земель». В свою очередь бакинский портал Haggin. az призвал к следующему: «Если Роухани посетит Ереван, Алиев должен направиться в Израиль». Депутат Гудрат Гасангулиев выступил с предупреждением: «Если Иран не будет проявлять уважения к национальной принадлежности проживающих там 30 (?) миллионов азербайджанцев, тогда он столкнется с печальными последствиями».

По предложенной логике Баку выставляет себя в роли гаранта политической стабильности Ирана, хотя все может быть и наоборот. Не стоит забывать, что в Иране, по некоторым неофициальным данным, 50% мулл и 40% высших чиновников — азербайджанцы, верховный лидер Али Акбар Хаменеи — тоже азербайджанец.

Баку оказался перед экзистенциальным выбором, когда Тегеран ему говорит, что Иран и Азербайджан «подобны одной душе в двух телах». Создавшаяся ситуации носит парадоксальный характер. Получается, что Северный Азербайджан (по бакинской терминологии) находится в состоянии войны с Арменией, а Южный Азербайджан, иранский, расширяет сотрудничество и доводит его до стратегического уровня.

Не случайно Армения с визитом Рухани связывает большие ожидания. В свою очередь дипломатические представители в Ереване называют предстоящий визит «поворотным» в развитии двусторонних отношений. Теперь главное понять, на что именно сейчас две страны будут делать основной акцент в своих отношениях в политике, экономике и географии, какие новые установки начнет реализовывать Иран в Закавказье в ситуации, когда он сам находится в окружении с неспокойным Афганистаном и разваливающимся Ираком.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2197266.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

 

от Éditeur