Из нетипичных воспоминаний премьер-министра Первой республики Александра Хатисяна․ (Отрывок из новой книги доктора физико-математических наук, профессора Владимира Арутюняна)

․․․ Если бы я шаг за шагом, день за днем ​​передавал наши встречи, визиты и беседы со всеми дипломатами, министрами, журналистами и общественными деятелями, то получился бы огромный том, такой как отчет нашей делегации правительству Армении после возвращения в Эриван. Итак, для простоты я представил наши контакты со всеми группами, с которыми мы взаимодействовали. Эти группы были следующими: Совет министров во главе с великим визирем Талаат-пашой, военным министром генералиссимусом Энвер-пашой, министром иностранных дел Миссилем-беем и иностранными посланниками, которые были тремя воюющими державами. Граф Бенкендорф из Германии, маркиз Половинский из Австро-Венгрии, Колич из Болгарии, посланник персидского и шведского посланников из нейтральных держав, младотурецкий комитет, армяно-турецкая пресса, президент и Бывший главный редактор Гусейн Джахид-бей, заместитель спикера парламента, Рауф-бей, министр военно-морского флота, глава турецкой делегации в Трабзоне и многие другие представители турецкого парламента. Кроме того, Энвер-паша познакомил нас с султаном, с которым у нас состоялась беседа по армянскому вопросу. В то же время, согласно полученным указаниям, члены делегации Национального совета Армении Амо Оганджанян и Аршак Зурабян, уже получившие полномочия от правительства Республики Армения, представили все необходимое правительству Германии, так как имели контакты с большевистским послом России в Германии Иоффе. Это регионы, с которыми у армянской делегации были отношения и контакты в Константинополе в течение четырех месяцев. В первом же нашем разговоре с Халил-беем мы столкнулись с возражением, что все государства начинали свое существование с небольших территорий, эволюционируя с течением времени. Особенно часто упоминалась Греция, начавшая свое существование с населением 400 000 и Бельгия, имевшая население 6 млн 30 000 кв. км. площади. 

Когда в 1916 году во дворце возобновились консультации, вопрос об армянских территориях стал вопросом армян. Я был участником этой консультации. Мы настойчиво стремились создать районы с армянским населением. Единственным способом добиться этого было перераспределение управления, то есть перекраивание границ штатов и провинций. Эту работу, т. е. подготовку теории материи, выполнил наш покойный друг Шахатуни. Он опубликовал свою работу, мощную и впечатляющую работу для понимания проблемы армянских территорий на Кавказе. Мы создали комиссию для основной проработки вопроса об армянских территориях, в состав которой вошли Христофор Вермиш, ст. … Лов, Шахатун и я. Левон Манташев выделил на работу 20 000 рублей, и после тщательных изысканий работа была завершена. Проект «передела границы» лежал в основе всех наших выступлений в Палате общин о трансформации государственных границ, в частности. Мы пытались отрезать Лори и Ахалкалаки от Тбилиси (Грузия), Зангезура и Карабаха (от Елизаветполя), Карса и Кагзмана (от Карса), и в этом случае создавалась сильная армянская национальная территория с плотным и преимущественно армянским населением. То, что делали турки, искусственно разбавляя плотность армянского населения в шести вилайетах, чтобы армяне не составляли большинства ни в одном из них, было сделано правительственными властями на Кавказе. Турки разделили границы вилайетов таким образом, чтобы армяне не составили вдруг более 38% населения ни в одном из вилайетов, что давало им право утверждать, что армяне не составляли большинства ни в одном из вилайетов. шесть вилайетов. Поэтому вопрос армянских территорий был очень болезненным. Шаги, направленные на ее решение, впоследствии стоили большой крови, но без этих шагов Республика Армения не была бы ни демократической, ни советской. Основными армянскими территориями были Эриванская губерния, Карская область, часть Елизаветпольской губернии. Эриванская губерния насчитывала 1 114 498 жителей, из них армян — 669 871, Карская область — 404 305 жителей, из них армян — 123 170, Елизаветпольская губерния — 1 275 131 жителей, из них армян — 418 859. Население Тбилиси (Грузия) составляло 1 472 308 человек, из них 411 747 армян. Армяне присутствовали повсеместно как могущественный элемент, но абсолютное большинство (около 60%) они составляли только в Эриванской губернии, а не во всех губерниях. В целом мусульмане в Закавказье составляли 42,02 % всего населения, грузины — 20,89 %, армяне — 22,92 %. Численность армян в Закавказье составляла 1 803 556 человек, грузин — 1 651 378 человек. В случае измененных границ, в случае с Республикой Армения, когда мы не учитывали границы бывших российских государств, получалась совершенно иная статистическая картина. 1917 г. В составе Республики Армения, как мы теоретически предполагали, должно было быть 2 159 000 человек, из которых 66%, т.е. 1 416 000 армян, 31%, т.е. 670 000 – мусульмане, 3% – 73 000 человек – представители других народов. Даже в этом случае за пределами Армении, в Грузии, Азербайджане и на Северном Кавказе оставалось 494 000 армян. Но чтобы получить такую ​​картину, нужно было перекроить административные границы. Об этом очень часто и долго говорили во дворце. Но в 1916 году, во времена царской власти во Дворце речь не шла об «армянской национальной территории». Говорили о климате, сдвигах, причинах сельскохозяйственного орошения, необходимости пересмотра существующих административных границ. Все молча понимали друг друга, но называть вещи своими именами никто не собирался. Но борьба была жестокой. Татары были против пересмотра границы, грузины тоже. Но эта мысль была очень глубоко внутри нас. Ведь еще в 1905-1906 гг. Во время армяно-татарского конфликта шла глухая борьба за создание прочных национальных территорий, за их надежное и надежное соединение друг с другом. Вот почему я считал необходимым привести эту важную информацию, начиная с 1905 по 1916 год, для уточнения тяжести 1917-1918 годов. Вопросы и споры, которые молча и молча обсуждались десять лет назад, вспыхнули. А в 1918 г. В Константинополе мы много раз пытались провести границы Армении таким образом, чтобы вместить как можно больше кавказских армян.

Это было основой нашей работы здесь. Позднее работа по этим вопросам расширилась. В настоящее время все они изданы в Париже в виде издания делегации Республики Армения в четырех отдельных томах. Но турки знали обо всех наших проектах и ​​сознательно выступали против них. Они не хотели создания и установления жизнеспособной Армении. Им нужен был сам Карабах-Зангезур, чтобы соединить Нахичевань с Баку, им нужен был Ахалкалаки-Лори, чтобы можно было пройти из Карса и Ахалцихе в Казах-Елизаветполь. Во время этого конкурса настоящая правда была скрыта, потому что турки не хотели раскрывать свои замыслы и игральные карты. Однако, когда мы уже подготовили свои данные, чертежи и наброски границ, на что ушло около полутора месяцев, с июня по июль, мы увидели, что грузины и татары включали в свои границы одни и те же области. Здесь уже назревал внутренний конфликт, переросший затем в армяно-грузинскую, армяно-азербайджанскую, грузино-азербайджанскую войны. Этот конфликт не закончился сегодня. Просто временно ушел в подполье.