Процесс глобализации разрушил стены многих запретов и привил многим народам дух свободы, поднял их на борьбу за свои права. Многие страны распались: СССР, Югославия. Теперь к этому движется и Ирак. Глобализация ставит под угрозу восприятие этнической самоидентификации. Процесс глобализации имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Отрицательно то, что этот процесс может разрушить семейные, религиозные традиции, и превратить мир в безликую однообразную массу, которой можно легко управлять. Я, как сын турецкого народа, внутренне всегда протестовал против этого. Особенно, после того, как Европа потребовала от Турции внести изменения в 301 статью нашего законодательства. Но это многое изменило в моей жизни. Я этнограф, и десятки лет изучал древнюю и современную архитектуру, песни и танцы, национальные костюмы, быт, свадебные обряды, похоронные ритуалы, кухню, внутренние и внешние особенности строительства домов турок и т.д. Изучал все, что было связано с турецким народом. Я много раз испытывал гордость за культуру моего народа. Но я как ученый должен передать эти знания и культуру молодому поколению, чтобы оно не попало под влияние чужой культуры или антикультуры. Поэтому я хотел узнать: кто мы такие — современные турки, откуда пришли и куда мы идем? И я, как истинный патриот, решил поехать на родину моих предков — в Среднюю Азию и в Алтайский край, в Россию, чтоб увидеть, откуда в 12 веке пришли мои предки – сельджуки, огузы и туркмены — в Анатолию. Я хотел познакомиться с корнями турецкого народа, с историей его культуры, быта, с традициями, языком, семейными взаимоотношениями и т.д. Хотел навести мосты между турками Турции и тюрко-язычными народами, и сосредоточить их взгляд на наши общие корни.

Мне в то время казалось, что мы две части одного народа и должны иметь много общего. Наши братья, проживающие в Средней Азии и Алтае, жили монотонно на своих землях. Конечно, в советский период они в течение 70-80 лет подвергались культурной экспансии и несли потери. Но, другое дело 800 лет, когда мы, турецкие турки, были биологически оторваны от нашего родного биологического поля. Мы веками жили в новом цивилизационном поле, и чужая культура оказывала сильное влияние на наше культурное развитие. Оседлость — вот главное влияние аборигенов на сельджуков. Этнографы знают: для того, чтобы изучить и познать самобытность любого народа, нужно ходить по глухим деревням, где люди не подвергались влияниям времени – урбанизации, вестернизации, глобализации и т.д. К счастью для этнографа, такие места сохранились в Средней Азии.

Конечно, не совсем в чистом виде, но все равно сохранилось достаточно много информации, которая дает нам представление о быте, традициях, нравах и т. п. турко-язычных народов с научной точки зрения. Я был поражен, насколько мы — турки Анатолии — не похожи на них ни внешне, ни в быту, ни по поведению. Нет ничего общего, что могло бы нас характеризовать как народы, имеющие единое расовое родство. После изучения всей информации и богатого материала, я пришел к выводу: жители, проживающие в Средней Азии и Алтае, принадлежащие к тюркской группе, антропологически являются монголоидами, а мы, жители Анатолии, принадлежащие к тюркской группе – европеоидами. Конечно, в Турции есть монголоидные анатолийские турки, но их меньшинство.

Тогда возникает вопрос: если мы не принадлежим к единому антропологическому и расовому типу, то как же мы можем утверждать, что мы родственные народы? А некоторые политики и люди искусства называют нас, преувеличивая, кровными братьями, невзирая на нашу внешнюю несхожесть, которую видно невооруженным глазом. Некоторые историки нашу европеоидность объясняют смешиванием с армянами, греками, славянами и т.п. Но это звучит неубедительно, ибо при смешивании сохраняются некоторые характерные для рас черты, как, например, у мулатов и метисов. Когда я вернулся в Турцию, я решил найти потомков тех тюркских племен, которые 800 лет назад пришли из Алтая в Анатолию. Начались мои путешествия по Турции, но уже под новым углом зрения на нашу историю. Я пытался найти общие черты тюрко-язычных народов. Сравнивал лады музыкальных инструментов, конструкции мелодий, танцы, национальные костюмы, обряды, обычаи, сказки. Одним словом — все то, что характеризует особенности расы, народа, племени.

Не нашлось общих черт! И понял я, что мы не турки! Это было для меня страшным потрясением. Меня мучил вопрос: если мы не турки, тогда, кто же мы? И кто такие турки? Изучая как турецкие источники и труды, так и зарубежные (мы долго не имели возможность использовать зарубежные источники и труды), я вкратце изложу историю о том, как турки появились в Анатолии. В 12 веке из Алтая и Средней Азии некоторые тюркские племена, известные в истории как ак коюны, кара коюны, огузы и др., не находя в своих степях средств к существованию ни для себя, ни для своих баранов, двинулись на юго-восток. Начались набеги на китайские земли. И это вынудило китайцев построить огромную стену, чтобы отгородиться от тюркских набегов и какого-либо внешнего влияния. После построения китайской стены, туркам стало невозможно там выжить, и они двинулись в Иран, на Армянское Нагорье и в Малую Азию. Наша официальная историография представляет Османскую Империю в очень положительном ракурсе. Наши учебники напичканы идеями великого Турана, патриотизма, гордости. Телевидение показывает историю Османской империи так красиво, что о достоверности и не думаешь. И наполняешься гордостью за своих предков.

Так у нас пишут. А что писали другие народы о становлении нашего государства, нам было неизвестно, и всякие попытки воспользоваться трудами иностранных авторов или зарубежными источниками были очень рискованными. Но вот, появился Интернет, и вся информация стала легкодоступной. И то, что я нашел в зарубежных источниках, меня потрясло. Первое – это ненависть к туркам. Мне было больно и обидно за слова великого француза Виктора Гюго о турках: «Там, где увидите разруху, смерть, грабеж и насилие, знайте – там прошел турок». Но все больше и больше я склоняюсь к мысли, что прав был Гюго. С того дня, как турки-сельджуки засели в Малой Азии и Армянском нагорье, у них начали возникать проблемы с демографией. После многочисленных войн и потерь, молодое, только-только формировавшееся государство могло остаться без воинов и потерять государственность. Они поняли, что самовоспроизводство армии естественным путем уже не реально. Тогда они эту проблему решили другим путем. Самый быстрый способ восполнить свою армию – это забрать детей своих подданных. Отуречивание христианских народов, проживавших в Турции, происходило очень жестоким образом. Многие христиане — греки, армяне, славяне, ассирийцы — не могли платить огромные налоги того периода. Государство, кроме натуральных продуктов, брало еще и деньгами, а у крестьян не было наличных денег. Торговля производилась методом товарообмена. Христиане, которые не могли платить налоги, подвергались физическому насилию или их казнили, а детей и жен забирали вместо налогов. Многих принуждали принимать ислам. Всё чаще христиане покидали страну. С другой стороны, с течением времени многие становились турко-язычными, а еще через некоторое время — турками. Все эти факты давно всем было известны, но только не жителям Турции. За малейшее отклонение от официального курса толкования истории власти карают жестоко.

Их принцип: про Османскую Империю либо хорошо, либо никак. Политика массового отуречивания народов Турции имела и имеет огромное политическое значение как для сельджуков, османцев, так и для Турецкой Республики.Ибо возрождение этнического самосознания автохтонных народов Малой Азии и Армянского нагорья приведет к гибели Турции. Я не говорю о том, что в Турции нет чистокровных турок. Они, конечно, есть. Сегодня наследники сельджуков и туркменов — относительно чистокровные монголоидные турки — проживают в некоторых районах Турции. Естественно, они не могли совсем исчезнуть. Честно говоря, я не хочу указывать места их компактного проживания, поскольку они не виноваты, в том, что являются потомками сельджуков, и они не должны отвечать за жестокие деяния своих предков. Мы — граждане одной страны, и, если кто-нибудь из наших сограждан на пути этнической самоидентификации признает, принимает и уважает свои корни, дух предков и чтит память о них, то он свободен при выборе этнической принадлежности. Эта идея многим может показаться смешной или провокационной, потому что в нас сидит огромный как сказочное чудовище страх.

Этот страх, перешедший к нам от наших отуреченных отцов и дедов, всё ещё живет в нашем подсознании. На мой взгляд, теперь наступили другие времена. Пришло время сбросить этот груз страха и смело посмотреть правде в глаза. Эта правда заключается в том, чтобы вновь обрести свои исконные корни. Сегодня в Турции все, начиная от высших чинов и заканчивая простыми гражданами, имеют проблему этнической самоидентификации. Многие спросят: почему я именно сейчас веду разговоры об этнической идентификации? Отвечу. Последнее время все больше, чаще и смелее начали говорить о геноциде армянского народа, а также о геноцидах греческого, ассирийского и даже курдского народов. В наших кругах встречаются все больше и больше людей, которые не скрывают свои армянские, греческие, ассирийские, славянские корни. Рассказ Фатие Четина потряс всю Турцию. А сколько ещё таких армянских девушек, насильно похищенных во время их депортации и потом отуреченных…

Я обращаюсь к моим соотечественникам. Дорогие мои, пишите историю вашей семьи, пишите честно и сердобольно, с чувством ответственности. Души наших предков беспокойны и бродят по бескрайним просторам Вселенной. Они поменяли религию, чтоб спасти свою семью, детей и внуков. В противном случае не было бы и нас с вами. Память о наших предках требует возвращения к нашим корням.

Профессор Махтурк