Вопросы армян Западной Армении

  • by Western Armenia, 07 декабря, 2023 in История
99 просмотры

В конце января 1918 года в центре внимания событий на Кавказе  были Брест-литовские переговоры, второй этап которых начался в конце декабря 1917 года и продолжались с частичными перерывами до 28 января 1918 года.

В Брест-Литовске Троцкий отказывается принимать ультиматум Германии, не подписывает документы и заявляет, что Россия в одностороннем порядке прекращает войну и распускает войска.

На следующий день Верховный главнокомандующий Крыленко обратился к солдатам и офицерам с призывом набраться терпения, беречь военную технику, не препятствовать движению железнодорожных составов и отступать.

Немцы сообщают российской делегации, что непринятие их ультиматума означает, что перемирие, заключенное между двумя государствами теряет силу.

Несмотря на ноты протеста большевиков,5 февраля 1918 года немецкие войска переходят в наступление по всем направлениям, захватывая русские населенные пункты и приближаясь к Петрограду.

Всего за несколько дней немецкие войска, не встречая никакого сопротивления, продвигаются на 200-300 километров.

Глава немецкой делегации Макс Хоффман , пишет : "Я еще не видел такой абсурдной войны.

Мы воевали в поездах и автомобилях. С помощью пулеметов и одной пушки сажали группу солдат в поезд и направлялись в следующий населенный пункт.

Захватываешь станцию, арестовываешь большевиков и едешь дальше".

Провал брест-литовских переговоров воспринимается в Закавказье с тревогой и беспокойством.

Закавказский комиссариат должен был разъяснить свою позицию по вопросу о заключении сепаратного мира с турками.

3 февраля комиссариат призвал население не поддаваться на провокации, твёрдо стоять на своих революционных позициях и помнить, что анархия может привести к большому кровопролитию.

Тупки немедленно воспользовались провалом переговоров и продвижением немецких войск.

В начале февраля командующий турецкой армией на Кавказском фронте Вехиб заявил : чтобы положить конец анархии, армия будет вынуждена наступать до тех пор, пока не столкнется с русскими войсками.

Турки прекрасно знали, что не встретят российские подразделения по той простой причине, что таковых не существует.

"Мшак, 1 февраля 1918 г., № 23

"Каждый день из Трабзона уходят русские войска, военные и гражданские учреждения и госпитали. Есть небольшой полк грузинских солдат, которые отвечают за оборону города. Руководители всех учреждений, будь то армянских, русских, греческих или грузинских, также покидают город.

Турецких войск в этом районе нет, поэтому непосредственной опасности от них также нет, но есть банды (возможно, аскеры в бандитской форме), которые регулярно нападают на греческие деревни, на русских и грузинских солдат, когда те встречаются небольшими группами.

Выбраться из Трабзона - это большой подвиг. Любой, кто уезжает, сталкивается с большими трудностями, поскольку кораблей мало, а те, что отплывают, всегда полны солдат.

Полная анархия . Из-за отсутствия транспорта и трудностей с отъездом из города, учреждения не могут отправлять свои товары и продукты в Закавказье. Семьи добровольцев, около 200 женщин и детей, были вынуждены нанять греческих частников за 25 000 рублей.

После вывода войск город находится в наихудшем санитарном состоянии. Зловоние стоит везде и всюду. Чума, совершенно ослабленная холодами, благодаря предшествовавшей им грязи, может снова появиться весной, когда наступят теплые дни. В общем, ситуация, как в городе, так и в регионе, очень опасная и плачевная.

Феликс Смит, американский консул в Тифлисе, 12 февраля 1918 года телеграфировал государственному секретарю США Роберту Лансингу : "Русские войска фактически покинули Кавказский фронт. Линия Эрзурум - Ван-Эрзнка захвачена армянскими войсками. Турецкие нерегулярные формирования занимают восточную и западную части Трабзона. Огромные арсеналы в Трабзоне оказались под угрозой со стороны курдов и местного мусульманского населения.

Угроза только для армян

Турецкое предложение заключить сепаратный мир с Закавказьем поставило армян в сложную ситуацию. Из трех народов Закавказья турецкое вторжение представляло угрозу только для армян. Грузины и, тем более, татары не считали турок врагами и поэтому не собирались вступать в войну.

Грузинская пресса, анализируя ситуацию на конец января 1918 года, писала, что турецкое предложение о примирении должно быть принято немедленно. В частности, татарский автор Ахлиев писал :

"Нет сомнения, что мы проиграли нынешнюю войну и что мы не в состоянии ее продолжать, ибо у нас нет больше ни денег, ни казарм, ни опытного командования, ни дисциплины и энтузиазма, ни военного снаряжения, ни других военных целей. Только у армян есть цель войны, и вряд ли какая-либо другая страна  поддерживает эту цель.

Грузины не пойдут воевать против турок, потому что турки не представляют непосредственной угрозы для Грузии. Русские сами уходят с фронта, и мусульмане тоже не пойдут воевать против турок".

Продолжение следует...