Нынешнее состояние и вызовы армянства Джезире: Рас-эль-Айн

  • by Western Armenia, 31 мая, 2024 in Общество
42 просмотры

Рас-эль-Айн- сельский город, расположенный в северном районе провинции Хасиче, граничащий с оккупированной со стороны Турции Западной Арменией, после совершенного против армян геноцида в  1915 году, стал одним из убежищ армянского народа, как и Дер-Зор.

Там действовала начальная школа азг  Наатакац, армянская церковь Сурб Акоп, опеку над которым взяла на себя церковь под руководством доктора Ованеса Саатджяна.

В 2011 году,до  войны в Сирии число армянских семей составляло около 14, они поселились там после геноцида и вели мирную жизнь, некоторые были ремесленниками, кто-то посвятил себя сельскому хозяйству, многие занимались ремонтом электроинструментов.

Женщины были домохозяйками, воспитывали  детей в Армянском духе, некоторые преподавали в национальной гимназии.

Используя различные растения фармацевт по имени Сербун готовила препараты.

В церкви Сурб Акоп в прошлом был свой священник, по мере уменьшения численности населения у церкви появился свой приходской священник,  духовный пастырь церкви  отец Месроп А Петросян, который заботился о духовных потребностях жителей.

Позже, его сменил духовный пастырь Гамишли Тер Псак Перперян .

Во время сирийской войны вооруженные террористические группы дважды нападали и захватывали город, после первого захвата все армянские семьи, отчаянно покинули Рас-эль-Айн, обосновавшись в различных районах Джезиры,некоторые переехали за границу.

К счастью, после первого взятия и освобождения города у нас была возможность поехать туда и изучить ситуацию,мы посетили национальную гимназию, на стенах которой были следы пуль.

К счастью  ущерб был сносным. Также осмотрели территорию вокруг церкви, у входа  увидели яму, засыпанную галькой:по-видимому там взорвалась мина или бомба.

К сожалению, в октябре 2019 года Рас-эль-Айн вновь был захвачен турецкими террористами и остается захваченным по сей день.

В настоящее время там нет ни одного армянина, кроме Врежа Кешишяна, который самоотверженно и добровольно проживает там, несмотря на переезд его жены и детей в Асиче.

Он утверждал, что не может жить за пределами своего родного города, курирует церковь и национальную гимназию, поддерживает постоянную связь с  викарием Джезира Сурб Левоном Егияном и ответственными лицами гимназии.